Молодой коряк

Эннио всё

Блядь. Ну как этот старый итальянский хер с лицом Дяди Джуниора из «Клана Сопрано» смог так перевернуть внутренний мир многих.

«Я хочу классику в современной обработке».

«Нет, вы, вероятно, хотите Морриконе».

«Чай Мэй! Это? Скрипочки?»

«Да».

1995 год, 11 класс. Кассета.

Я посмотрел «Однажды в Америке» в 35, поздно.

Я посмотрел «Сицилийский клан» в 40, поздно.

«He is not a great film composer, he is just a great composer».

Без базара, так и есть.

И мозг выносят стонущие скрипки Chi May, и визжащий саксофон Once Upon A Time In America, и невозмутимый варган Sicilian Clan, The.

И усталый дирижер оркестра на 70 персон на концерте в Вене, 2007, тогда еще Маэстро был бодр.

И хулиард эпигонов, от психодела до прочувственного римейка. 

Два Оскара, смешно. Двадцать — легко. Вы охуели, люди? 

А еще он умел дирижировать рукой — без палочки. Хуй их разберет, современных классиков. И всегда говорил о ремиксерах и эпигонах: главное, без халтуры. В остальном — любой римейк — самостоятельная вещь. И не судился, гении выше этого.

Ту-ту-ту-ту-ту... ва-ва-а...

Умер Эннио Морриконе. 91, R.I.P.

Живых классиков больше не осталось.

Блядь. Ну как этот старый итальянский хер с лицом Дяди Джуниора из «Клана Сопрано» смог так перевернуть внутренний мир многих.

Молодой коряк

(no subject)

Не ведать мне страданий и агоний,
Мне встречный ветер слёзы оботрёт.
Моих коней обида не догонит,
Моих шагов метель не заметёт...
Молодой коряк

О любви

У каждого есть какая-то песня. Которая про него/про неё.
У Александра Новикова есть песня.
Которая про всех.
Ну реально же про всех.
Ее можно орать в Китае после свадьбы, лабухи подтянутся.
Её можно петь любимой на ушко тёмным ночером.
Ей можно соблазнять.
Ей можно соблазниться.
Её можно горлопанить в пространство.
Её можно орать в приступе пафоса.
Каков текст - таков контекст.
А потом качалась ночь на каблуках, и кувшинки глупо путались в пруду. Помнишь, девочка, занозы на руках? Дай бог памяти, в каком это году?
В 2001.
Помнишь, девочка, я веник приволок? Это были твои первые цветы.
Плюс - минус.
Блядь, ну не выразить проще и короче всю ахуенность чувств.
Симфоническая аранжировка для этой песни не подходит.
Автор хуярит на гитарке.
https://www.youtube.com/watch?v=QdIN4EG1hrQ
На автографе "Бросай курить! А. Новиков"
Молодой коряк

Стихи

Поэма о борьбе бобров и людей с врагами Дальнего Востока
(посвящается любимой женщине)


Наш Дальний Восток охуенный такой,
Ты карту его не обхватишь рукой.
И есть там и уголь, и нефть, и руда,
Но вот добывать их ну просто пизда.

Летят вертолеты, олени бегут
Есть Почта России у нас там и тут
А чтобы коряк не морозил свой нос,
Есть Северный даже надежный Завоз.

Якут с острогою в устье Оленька,
Коряк с длинной палкой нам всем сын полка,
Наполненный дурью ужаленный айн,
Ну как же на Дальнем Востоке без тайн?

В Эвенском районе во время пурги
Грибы жрут эвены – иди помоги.
На самых на Южных Курилах порою
Вдыхают веществ дым все айны горою.

Летят вертолеты, садятся все в круг.
На Севере нет авиации, друг.
Есть воля, надежда, любовь и пиздец,
Но даже пиздец это нам не конец.

Хоть труднодоступных районов полно,
И с транспортом сложно, но есть одно «но»:
Ведь люди на Дальнем Востоке лихи,
Про дело их славное эти стихи.

Про дело людей, и про дело зверей.
Бросай свой фейсбук и внимай же скорей.
Как славные битвы прошли в том году
На тонком и хрупком осеннем на льду.

Как мощно прижали враги всех вокруг,
Как звери спасательный кинули круг,
Как лично Министр командовал там,
Как суть всех вещей улеглась по местам.

А Дальний Восток наш природою славится,
И море, и пальмы, и тигры, и львы,
А летом от солнца как будто все плавится,
В Европе не видели этого вы.

Давно обитают бобры на ДВ,
Хоть не отмечают пусть день ВДВ,
Они все равно и круты, и добры.
Такие на Дальнем Востоке бобры.

Есть клан у бобров, что близ моря живет,
Запрудки наладит, плотинки стройнёт.
А вечером теплым сидят они в ряд
И песни поют для мохнатых бобрят.

А лес дарит запах листвы и корней,
И нет ничего у природы сильней,
А море дает всем свой гулкий прибой,
И даже зимой под корой ледяной.

Есть главный бобер в клане том, веришь мне?
Густа его шерсть на мохнатой спине.
Шерстист и умен он, стремителен, быстр,
Ну словно второй на ДВ есть Министр.

Зовут его Леночка, веришь иль нет,
Блестящий у шкурки коричневый цвет.
Красив и мохнат, залупастый, крутой,
Да, Леночка-бобр охуенный такой.

Идиллиям место в раю или где,
Закон философский пошел по пизде,
Собрались войною пойти к нам враги,
В ночной темноте, где не видно ни зги.

Собрали отряды, в строю там араб,
Бессмысленной злобы бессмысленный раб.
Верблюжьих он жоп несомненный знаток,
И с детства не мил ему Дальний Восток.

А в войске поганом враги на подбор,
Из них каждый первый подонок и вор.
Евреи, туркмены, и негры, и турки
Насвай дожевавши, жрут бодро окурки.

Увидев врагов, удивились бобры,
Из хаток полезли, как лис из норы.
Собрали совет, чтоб решить сей вопрос.
Доложим Министру – с него ведь весь спрос.

И Леночка быстро тогда побежал,
И лапами мощно он сам поскакал,
Стремительно мчит он во имя добра,
Не видели, что ли, вы в беге бобра?

По берегу моря наш Леночка мчит,
Министру скорей доложить он спешит.
И в кампус влетает он, быстр и мохнат,
И мчится он в сторону Северных Врат.

Бежит под шлагбаумом, ВОХРа сосет,
И снова бежит он, вперед и вперед.
Вбегает он в лифт, нажимает когтями
Последний этаж, где Министр всегда с нами.

Врывается мигом в приемную он,
Министр – демократ, а совсем не гандон.
И секретарше бобер сообщает:
- Есть важное дело – Министр лишь решает.

И Ольга немедля впускает бобра
Уж полночь, но все отдохнуть не пора.
Сидит над бумагами плотно Министр,
И тут вдруг Леночка – мокр и быстр.

- Враги наступают, я вам доложу,
Совсем близко сволочи, нюхом сужу!
Они уже рядом, и пушки там есть.
Хотят они Дальний Восток просто сместь!

Министр трет виски и глотает вискарь,
- Спасибо, бобер, что не как пономарь,
А четко и ясно ты все доложил.
Востоку ты Дальнему здесь послужил.

Немедленно мчись ты в свой клан, подымай
Бобриное воинство, так понимай.
Плотину свою разрушайте быстрей,
Врагов затопить чтоб проклятых скорей.

Пусть льется вода прямо в лагерь врагов,
А я наш спецназ позову, он готов.
Ударим немедленно мы с двух сторон,
Чтоб мигом проклятым врагам был урон.

И телекс летит в Министерство в Москве,
Его принимают помощницы две,
Команду спецназу они направляют,
И в бой вертолеты они отправляют.

Приказ ловит мигом седой генерал:
- Враги уже близко! Команда, аврал!
И вот в вертолеты команда бежит,
И враг совсем скоро уж не устоит.

Взял в руки штурвал молодой лейтенант,
- Летим по приборам, без всяких мы карт!
Взлетают стрекозы в ночную во тьму,
И лопасти бьются уже в такт тому.

Бобры на запруде стараются дружно,
Плотину прорвали, вода куда нужно
Немедля отправится из берегов…
И мощный поток покатил на врагов!

Их лагерь разгромлен, и тонут они,
Напрасно прожили враги свои дни,
Их туши валяются и там и тут,
Не скоро враги снова в гости придут.

Остатки врагов добивают бобры,
Их когти длинны, а их зубы остры.
И брызжут им в рожи бобровой струей,
Никто из врагов не вернется домой!

И вот прилетел вертолет со спецназом,
И сталью звенящей врагов отутюжил,
Кто раньше не сдох – тут же сдохли все сразу,
По всей по запруде кровавые лужи.

И было многолюдным гуляние народное,
И пели песни люди с самого утра,
Ну а Министр чинно-благородно
Обнял на площади чудесного бобра.

- Ах, ты же, бобруша, - герой, молодец!
Ты спас миллион человечьих сердец!
Проси же награду, ты спас всех людей.
- Не нужно награды, Министр. Мне скорей

Приятно, что смог я врагов победить,
И войско поганое их разгромить.
Но как без бобрих на запруде нам жить?
Хотим мы бобрих, дабы их возлюбить.

Ведь мало их все же, такая фигня.
Проходит весь день, и не жаль того дня.
Желаем гражданскими браками жить,
Бобров чтобы можно нам больше плодить.

Министр берет телефон Инмарсат,
По спутнику быстро приказы летят.
- Бобрих нам пожалуйста, императивно.
Иначе вас выговор ждет когнитивно.

- Да, из зоопарка, иль с дикой природы,
Бобрихи нужны на ДВ для народа.
Вы поняли данный приказ как он есть?
Да-да, несомненно, побольше чтоб шерсть.

- Спасибо. До связи. Прощаюсь, пора.
Ведь ждет вертолет уж Министра с утра.
Садится проворно Министр в вертолёт,
Лишь жбан минералки с собою берет.

И лапу бобру пожимает Министр.
И крепко к себе прижимает бобра.
А Леночка счастлив – мохнат он и быстр.
Героя награда нашла все ж – ура!

Самый охуительный
Леночка стремительный!

Взлетает над кампусом вмиг стрекоза,
И машет рукою Министр с высоты,
Колотятся лопасти, больно глазам.
И вновь зацвели на ДВ все цветы.

И вырастет лес, и плотине стоять,
И травам цвести, и бобрам – помогать.
Спасли они дружно весь Дальний Восток,
Реки изменив основной водосток.

И дальше развитие будет кипеть,
Построим заводы, и порты, и впредь
Весь будет наш регион процветать,
И инвестиций еще привлекать.

Враги же разбиты, разгромлены все,
Их тушки лежат на морской полосе.
Не скоро восстанут враги с той поры,
Ведь в дело вступили крутые бобры.

Прошел уже год с той великой поры,
И больше еще расплодились бобры.
И средь высоких деревьев и трав
Услышите часто их бодрое "ряв!".

А Леночка стал у бобров командир,
На праздник надел адмиральский мундир,
И золотом светит шитье лацканов,
С штанами есть версия и без штанов.

Иди в свой фейсбук, нерадивый читатель,
И помни о славных делах той поры,
Пока ты комменты строчишь, мой приятель,
Тебя берегут на запруде бобры.

2017-10
Молодой коряк

Самое любимое стихотворение. Самое. Любимое. Кто-то поймет?

Иногда, когда бывает грустно, я включаю песни Алексея Заева. Не поворачивается язык назвать его Лёшей. Или Лёхой. Хотя мы и общались лично. Но - увы - по телефону. Гении такие гении. А теперь с ним не пообщаешься...

Я не знаю, до какой степени похуистичного загруза нужно дойти, чтобы суметь написать то, что он писал легко и фонарно. Я не понимаю, почему каждое слово в этом стихотворении (оно ниже, после телеги) отзывается во мне ржавой коррозией. Почему каждая строчка этой гениальности лаконично сказана про меня, и зачем - про меня. Почему от гитарного соло между куплетами мне хочется взвыть, сдохнуть... а потом воскреснуть. Почему последняя строфа убивает и сразу воскрешает. Где там ловить аллюзии, когда "будет всё не так". Тебе смешно в раю или где, я не знаю, а хули. "На мгновенье я забудусь сладко, и усну, недвижимый ничем" - это же охуенно просто...

Куда как, блядь, проще выразить понимание Всего... Как еще можно показать простыми словами всю адскую гармонию этого мира. И "меня баюкает украдкой мир, который вечно тих и нем" не перевести, блядь, на инглиш...

Сложно вкурить, что там про меня, а что просто про жизнь и про любовь ("все стихи в мире написаны про любовь, бро"). 18-летний пацан из Хабаровска написал эту дивность, подрабатывая могильщиком. А потом была Москва, группа "Х.З.", тексты для Марины Хлебниковой, Найка Борзова и даже - прости господи - Газманова и прочих.

Последний "проклятый поэт", последний мудовый идиот, до гениальности пронзительный. Хули я оцениваю твою гениальность... Гениям ведь всё легко. Они принимают свои сигналы из космоса. "Лёш, как ты пишешь стихи?" "Да никак. Они сами приходят". Разговор двух... сущностей? Вернуть бы те часы по проводному телефону. Сменять хоть на полминутки. Ответить бы на твои неотвеченные звонки... Тебе тогда нужно было попиздеть, а у меня грузился пароход. Позвонить бы самому... я ведь и номер сохранил... 43. Рак легких. Опоздавший "химиоаборт". Хуйня-война. Смешно. Тупо. Тролльски.

Спасибо, Алексей. Ты был лучшим. Я не могу сравнивать твое искусство с иным. Я не готов думать о тебе неживом. Уже шесть лет не готов думать.

Но... Я бы не был собой без твоих стихов. Правда... Правда.

И я найду твою могилу на кладбище города Видное, Московская область. И осилю там ноль-семь... И две пачки.

Нет, три.

***

В облачных долинах, как во чреве
Никому не нужных матерей
Я живу - а тело гложут черви
И уже добрались до костей.

Белым снегом я ложусь на ветки
Длинных сосен, а вокруг - покой.
Для меня нет ничего на свете,
Только иногда лишь бьет озноб.

Кажется, мне не к чему стремиться,
Стерлись лица в памяти моей.
И меня не тянет возвратиться
Ни к счастливой жизни, ни к беде.

Падают и кружатся снежинки,
Воздух чист, прозрачен, как кристалл.
Слышно даже, как, шурша тихонько,
Пролетают годы и века.

Прошлый дым обтягивает Землю,
Города и улицы, дома.
Для меня осталась только вера,
Вера в то, что будет всё НЕ ТАК.

На мгновенье я забудусь сладко
И усну, недвижимый ничем.
И меня баюкает украдкой
Мир, который вечно тих и нем

(с) А. Заев www.zaev.ru
Молодой коряк

Благодарности-2016

Прошло почти полгода. Но я все равно благодарен некоторым персонажам. Спасибо, амигос.
- Леночка - за любовь и ощущения, понимание и наглость, страсть и холод, ментов и приставов, смех и смех.
- Павел - за тонкое руководство, за два литра и потерю памяти.
- Олеся - за сюрр.
- Лёха Ужаленный - сам знаешь. "Назови ребенка Радагастом, а когда он улетит от тебя на зайцах, спроси почему".
- Лёха Араб - за трололо.
- Денис - за бани и Швецию.
- Андрей Викторович - за интеллект и интеллигентность.
- Иракли - за Джорджию.
- Миша - за киевские ожидания.
- Люба - за адский Совет Д-в.
- Гоша - за смехуечки.
- Лера - за перфоманс.
- Борис - за творчество.
- Мама - за всё.
- Папа - за ничего.
- Юрий Георгиевич - за книгу.
- Чёрные брокеры - за темы.
Молодой коряк

...Music, do you?...

Можно слушать всё, что угодно. От украинских охуенных трэш-певиц до Девятого района. От Дюны до Tiamat.
А потом ты неожиданно включаешь видео Фредди на Уэмбли и западаешь на два часа.
Вместо футбола.
We are the champions, my friends.
Молодой коряк

Travels

МСК - СПб - МСК - ВВО - Пхукет - ВВО - МСК - Скокгольм - МСК - ВВО
Эти "долгие дни, длинные ночи".
Это всё апрель, сцука.
Сток, блядь, гольм, априорно идет по пизде.
Britain's got talent.